Проникновение на частную территорию статья рб

Проникновение в законное владение

Проникновение на частную территорию статья рб

В редакцию abw.by обратился Виктор (имя изменено). Он рассказал свою историю, в которой, по его мнению, сотрудниками ГАИ были нарушены его гражданские права. Так ли это и какова официальная позиция ГАИ в данном вопросе? А может, как это часто бывает, все дело в несовершенстве законодательства? Читайте об этом в нашем материале.

– 24 мая 2014 года около 23.00 я был необоснованно задержан сотрудниками ОГАИ Минского РУВД Загорельским и Трубачом, – начал свой рассказ Виктор.

– На основании их рапортов в отношении меня был составлен протокол по статье 23.4 КоАП Республики Беларусь от 24.05.2014, с которым я не был ознакомлен. Также мне не разъяснили мои права и обязанности.

На основании указанного протокола меня продержали в камере предварительного заключения 12 часов.

КоАП. Статья 23.4.

Неповиновение законному распоряжению или требованию должностного лица при исполнении им служебных полномочий
Неповиновение законному распоряжению или требованию должностного лица государственного органа при исполнении им служебных полномочий лицом, не подчиненным ему по службе, – влечет наложение штрафа в размере от двух до пятидесяти базовых величин или административный арест.

– А началось все вот с чего, – продолжил свой рассказ Виктор. – 24 мая мы с женой были в гостях у моей матери. Живет она в деревне Копиевичи Минского района. Около 23.00 собрались домой в Сеницу. Ехать было недолго – практически по прямой дороге не более двух километров.

– Хотя я выпил в гостях немного пива, решили, что расстояние небольшое, доехать до дома без эксцессов удастся. Проехав примерно сто метров, мы вспомнили, что забыли кое-какие вещи, и поехали обратно.

Припарковавшись у дома, заметили, как к нам приближается автомобиль ГАИ. Когда я вышел из машины, подъехали сотрудники ГАИ. Они попросили предъявить документы и спросили, не употреблял ли я алкогольные напитки.

Я честно признался, что употреблял пиво, и согласился пройти медицинское освидетельствование. 

– Результат оказался положительным, чего я и не отрицал. На меня составили протокол по статье 18.16 “Управление транспортным средством лицом, находящимся в состоянии опьянения”.

– После этого мы вернулись к месту задержания. Этот же адрес является и местом регистрации транспортного средства. За время нашего отсутствия моя жена загнала автомобиль на придомовую территорию. Не обнаружив автомобиль, сотрудники ГАИ стали требовать у меня ключи. Предоставить ключи я не мог, так как еще перед отъездом на освидетельствование передал их жене.

Инспектор Загорельский подошел к входной калитке и заметил, что дверь закрыта, но не заперта. Он зашел внутрь домовладения и стал ходить вокруг припаркованного автомобиля, пытаясь проникнуть в него. Сам я этого, конечно, не видел, так как находился в служебном автомобиле ГАИ. О действиях Загорельского мне позже рассказала мать, которая находилась в доме с соседкой.

Увидев инспектора во дворе своего дома, она поинтересовалась, что он делает на территории ее домовладения. Он потребовал ключи от автомобиля у нее. Так как ключей у моей матери не было, инспектор получил отказ и вернулся в служебный автомобиль. После этого меня отвезли в Мачулищанский опорный пункт милиции и арестовали на 12 часов.

Как стало известно впоследствии, по мнению сотрудников ОГАИ Загорельского и Трубача, я оказал неповиновение их законным распоряжениям, которое выразилось в том, что я отказался передать им ключи от транспортного средства, отказывался сесть в их служебную автомашину, а также пытался из нее выйти. В отношении меня был составлен протокол по статье 23.

4 “Неповиновение законному распоряжению или требованию должностного лица при исполнении им служебных полномочий”. О протоколе я узнал только утром, когда мне выдвинули ультиматум: или я подписываю его, или остаюсь в “опорке”. Протокол я подписывать отказался, но и задержанным оставался недолго – вскоре меня отпустили.

5 июня 2014 года состоялось рассмотрение дела по факту моего нахождения за рулем в состоянии алкогольного опьянения. Меня признали виновным, чего, повторюсь, я и так не отрицал. 

– А вот привлечения к ответственности по поводу неповиновения требованиям должностного лица так и не произошло – дело каким-то образом развалилось.

Однако я не стал мириться с произошедшим, решил идти до конца и разобраться, на каком основании сотрудник ГАИ проник на территорию частного владения третьего лица и почему пытался забрать у меня и моей матери ключи от автомобиля.

Моя мать также отправляла жалобы на действия сотрудников ГАИ в прокуратуру, МВД, Администрацию Президента РБ – все без толку. Отовсюду одни отписки.

Обратная сторона медали: ГАИ

В историях обеих сторон прослеживаются некоторые противоречия, проверить которые, к сожалению, мы не в силах.

Так, по показаниям сотрудников ГАИ, отраженных в протоколах опроса, около 23.00 водитель, двигаясь им навстречу, подъехал достаточно близко к патрульному автомобилю (примерно 100 метров). По их мнению, водитель мог их видеть, поэтому он развернулся и поехал в обратную сторону, что и послужило причиной остановки транспортного средства и проверки водителя. 

По словам сотрудников ГАИ, “водитель не отреагировал на требование предъявить документы”, “отказывался сесть в служебный автомобиль”, “ответил отказом на требование предоставить ключи”, “открывал двери служебного автомобиля, чтобы выйти”, что и послужило причиной задержания данного лица.

О том, законны ли действия сотрудников ГАИ и почему развалилось “дело” по ст.23.4 КоАП, мы решили узнать в ГАИ Минского района. По телефону нам данную ситуацию прокомментировать отказались. А в Минской областной ГАИ потребовали прислать письменное обращение, чтобы дать им возможность предварительно исследовать материалы дела. В итоге мы получили вот такой ответ.

Снова возникает чувство, что это отписка. Почему? В ответе заместителя начальника УВД Миноблисполкома А.В.Астрейко написано, что Виктор “первоначально отрицал свою вину” по факту нахождения в состоянии алкогольного опьянения. Однако в протоколах опроса инспекторов ГАИ это почему-то никак не отражено. 

В официальном ответе отмечено лишь, что действия инспекторов не раз проверялись, в том числе Прокуратурой Минской области, никаких нарушений выявлено не было. Также было указано, что административный процесс по ст.18.6 и ст.23.4 КоАП проведен гласно, а решения вступили в законную силу.

И это несмотря на то, что ранее прокурор Минского района и начальник УГАИ УВД Миноблисполкома в ответах Виктору ссылались на факт прекращения дела об административном правонарушении по ст.23.4 в связи с истечением срока наложения административного взыскания.

Это решение было принято постановлением судьи суда Минского района Ткачук С.И. 28.07.2014.

То есть получается, что вначале все возможные органы, в которые обращался Виктор, ссылаются на то, что дело по ст.23.4 прекращено, а значит, обжаловать действия инспекторов уже поздно, а потом вдруг выясняется, что “процесс проведен гласно” и решение по ст.23.

4 вступило в законную силу.

При этом на вопросы, почему сотрудник ГАИ пытался забрать ключи у водителя и почему проник на территорию домовладения третьего лица, почему Виктор был задержан и провел ночь в опорном пункте, ответов в официальных письмах так и не обнаружено.

В приватной беседе инспекторы нам не раз поясняли, что пьяный человек за рулем – это объект повышенной опасности, поэтому сотрудники ГАИ должны предпринимать любые меры по отстранению водителя от участия в дорожном движении.

Ведь водитель, по сути, может сесть за руль сразу же после того, как сотрудники ГАИ уедут. Подпишемся под каждым словом, но с небольшим дополнением: предпринятые меры должны лежать в рамках закона.

Однако что входит в понятие “отстранить от управления”, со ссылкой на нормы законодательства пояснить нам так никто и не смог. 

Наше мнение

Чтобы расставить все точки над “і”, сразу сделаем ремарку: редакция abw.by максимально нетерпимо относится к пьянству за рулем, оправдывать Виктора в данной ситуации мы не собираемся. Эта история нас интересует лишь в части законности или незаконности действий сотрудников ГАИ. Ведь мы стараемся жить не по понятиям, а по закону, перед которым, между прочим, все равны, даже сотрудники МВД.

Итак, услышав две достаточно противоречивые версии произошедшего, abw.by решил выяснить: могли ли сотрудники ГАИ по закону проникнуть на территорию домовладения третьего лица, могли ли истребовать ключи у водителя или владельца автомобиля?

КоАП. Статья 8.11.

Отстранение от управления транспортным средством
Физическое лицо
, управляющее транспортным средством, которое не имеет права управления этим транспортным средством либо в отношении которого имеются достаточные основания полагать, что оно находится в состоянии алкогольного опьянения либо в состоянии, вызванном потреблением наркотических средств, психотропных веществ, их аналогов, токсических или других одурманивающих веществ, отстраняется от управления транспортным средством до устранения причины отстранения от управления транспортным средством.

КоАП. Статья 8.10. Задержание и принудительная отбуксировка (эвакуация) транспортного средства
1.

Работник Государственной автомобильной инспекции вправе производить задержание и принудительную отбуксировку транспортного средства и доставлять его на охраняемую стоянку, если лицом, управляющим транспортным средством, совершено административное правонарушение, предусмотренное статьями 18.16 и 18.19 Кодекса Республики Беларусь об административных правонарушениях, при отсутствии иной возможности доставить транспортное средство к месту хранения.

В ГАИ нам сообщили, что под отстранением водителя от управления понимаются различные действия, в том числе изъятие ключей, и что такие требования предусмотрены инструкцией “Об организации работы подразделений дорожно-патрульной службы ГАИ МВД РБ”, утвержденной приказом МВД №155 от 01.06.2012.

В действительности же оказалось, что в данной инструкции от 2012 года таких требований к сотруднику ГАИ нет.

Эти положения действовали в рамках предыдущей инструкции, которая прекратила свое существование с момента принятия новой. Возможно, эти требования сохранились в каком-либо другом нормативно-правовом акте.

Но почему тогда из этого делается какая-то тайна? Например, в общем доступе такой документ мы отыскать не смогли.

В любом случае при отстранении от управления автомобиль доставляется к месту хранения. А поскольку он и так находился по месту регистрации, не совсем понятно, для чего сотрудникам ГАИ нужны были ключи.

Что касается проникновения в законное владение, ознакомьтесь с несколькими правовыми нормами. Нудно, но их знание крайне важно для понимания описанной ситуации.

КоАП. Статья 2.6. Неприкосновенность жилища и иных законных владений
1. Неприкосновенность жилища и иных законных владений гарантируется законом.

Никто не вправе войти в жилище и иное законное владение лица против его воли.
2.

Производство процессуальных действий, связанных со вторжением в жилище и иные законные владения, осуществляется по основаниям и в порядке, установленным настоящим Кодексом.

Закон об ОВД. Статья 25.

Права сотрудников органов внутренних дел:
входить беспрепятственно, при необходимости с повреждением запирающих устройств
и других предметов, в любое время суток в жилые помещения и иные законные владения граждан, помещения и иные объекты организаций и осматривать их при преследовании подозреваемых (обвиняемых) в совершении преступлений либо при наличии достаточных оснований полагать, что там совершается или совершено преступление либо находятся подозреваемый (обвиняемый), скрывшийся от органа, ведущего уголовный процесс, лицо, уклоняющееся от отбывания наказания и иных мер уголовной ответственности, а также беспрепятственно входить в жилые помещения и иные законные владения лиц, находящихся под превентивным надзором;

Закон об ОВД. Статья 10.13. Осмотр
1.

Основанием для проведения осмотра места совершения административного правонарушения, помещения, жилища и иного законного владения, предметов и документов является наличие достаточных оснований полагать, что в ходе осмотра могут быть обнаружены следы административного правонарушения, иные материальные объекты, выяснены другие обстоятельства, имеющие значение для дела об административном правонарушении.
4. Осмотр жилища и иного законного владения проводится только с согласия собственника или проживающего в нем совершеннолетнего лица и в их присутствии, а при отсутствии согласия – по постановлению органа, ведущего административный процесс, с санкции прокурора или его заместителя, которое должно быть предъявлено до начала осмотра, и с участием не менее двух понятых. В исключительных случаях, когда имеется реальное опасение, что следы административного правонарушения, иные материальные объекты, имеющие значение для дела об административном правонарушении, могут быть из-за промедления с их обнаружением утрачены, повреждены или использованы в противоправных целях, осмотр может быть проведен по постановлению органа, ведущего административный процесс, с участием не менее двух понятых без санкции прокурора или его заместителя с последующим направлением им в течение двадцати четырех часов сообщения о проведенном осмотре с указанием даты, времени проведения осмотра, места, лиц, у которых он проведен, оснований для проведения осмотра, перечня обнаруженных объектов.
6. Осмотр транспортного средства проводится в присутствии лица, управляющего этим транспортным средством, либо собственника, либо представителя собственника, а при невозможности обеспечить их участие – в присутствии не менее двух понятых.

Как можно заметить, обычное “отстранить от управления” не является достаточным основанием для проникновения в законное владение.

Прокомментировать ситуацию согласился адвокат юридической консультации №2 Ленинского района г. Минска Евгений Маслов:

“Статьей 8.1 ПИКоАП РБ установлено, что в целях пресечения административных правонарушений, обеспечения своевременного и правильного рассмотрения дела допускается применение следующих мер: – административное задержание; – задержание и принудительная отбуксировка (эвакуация) транспортного средства;

– отстранение от управления ТС.

Источник: https://www.abw.by/novosti/law/183442

Фото без разрешения – вторжение в частную жизнь? Точку поставит суд… – ilex

Проникновение на частную территорию статья рб

Конституционный Суд Республики Беларусь 30.10. 2018 принял решение «О правовом регулировании в гражданском законодательстве использования и охраны изображения гражданина» .

В решении Конституционный Суд констатировал наличие правовой неопределенности в регулировании использования и охраны изображения гражданина в Беларуси.

По мнению суда, конкретное изображение гражданина, зафиксированное на материальном носителе, должно охраняться: нормы гражданского законодательства должны не только устанавливать способы такой охраны, но и определять режим использования изображения гражданина другими лицами. Суд пришел к выводу, что для  полноценной реализации конституционного права каждого на защиту частной жизни в ГК необходимо установить особенности правового режима использования и охраны изображения гражданина, определить пределы реализации и условия ограничения права на изображение. Совмину предложено подготовить проект соответствующего закона.

Означает ли это, что с принятием поправок в ГК могут запретить фотографировать людей на улице, размещать такие фото в СМИ, сети Интернет? Что будут четко определены случаи, когда необходимо получать согласие гражданина на использование его изображения, а когда – нет? Появится ли у нас категория «публичных персон» (известных людей в сфере политики, бизнеса, шоу-бизнеса и т.п.), право на изображение которых может быть ограничено в связи с общественным интересом? Баланс между правом на свободу выражения одних и правом на частную жизнь других предстоит определить законодателю. Мы же давайте посмотрим на опыт в этих вопросах других стран.

На правовом регулировании использования и охраны изображения граждан в зарубежных странах положительно сказалось наличие богатой судебной практики. Большая  практика по таким спорам сложилась в европейских странах и США.

Европа

Наиболее показательна по этому поводу практика Европейского Суда по правам человека (ЕСПЧ). За основу судебных решений в ЕСПЧ всегда берутся ст. 8 и 10 Конвенции по правам человека . При рассмотрении споров, связанных с использованием изображений граждан, ЕСПЧ имеет достаточно четкую позицию, которая заключается в следующем:

— суд не считает возможным и необходимым четко определять, что следует включать в понятие «личная жизнь», при этом изображение человека, будь то фотография или видеоизображение, признается судом составной частью его частной жизни;

— если предполагается вмешательство в частную жизнь лица путем использования его изображения в прессе, то оно должно быть оправдано законными основаниями (например, в интересах правосудия, если лицо находится в розыске, для обеспечения явки лица в суд), т.е. используемые изображения должны иметь новостное значение для общественности;

— обращение по поводу защиты нарушенного права на собственное изображение может быть рассмотрено судом тогда, когда заявителем исчерпаны все имеющиеся средства и возможности для защиты этого права в своем государстве;

— несмотря на общий принцип наличия общественного интереса у персон, занимающихся публичной деятельностью, не всегда возможно оправдать вмешательство в частную жизнь профессиональной деятельностью изображенного.

Примером разбирательства по поводу обнародовании изображений публичных персон может быть известное Решение ЕСПЧ от 24.06.2004 по делу  фон Ганновер против Германии. Каролина фон Ганновер, старшая дочь принца Монако Ренье II, подала в суд на власти Германии.

В иске она указала, что решения немецких судов по ее делу нарушили ее право на уважение частной и семейной жизни. Истица пыталась через суд предотвратить публикацию фотографий, касающихся ее частной жизни, в бульварной прессе нескольких европейских стран.

При рассмотрении ее дела Верховный федеральный суд ФРГ указал, что лицо, являющееся «фигурой нашего времени», должно терпеть публикацию своих фотографий, отснятых в общественных местах, даже если они являются фотографиями сцен его обыденной жизни, а не фотографиями при исполнении им официальных обязанностей.

Общество имеет законный интерес в том, чтобы знать, где находится принцесса Ганноверская и как она себя ведет на публике.

При рассмотрении дела ЕСПЧ указал, что каждый человек, даже если он хорошо знаком широкой общественности, имеет право на «законное ожидание» того, что его частная жизнь будет уважаться и ограждаться, что включает в себя и ожидание уважения к частной жизни и ее защиты в общественном аспекте.

Фотографии, о которых идет речь по делу, касаются исключительно частной жизни истицы и были сделаны без ее ведома и согласия в контексте ежедневных преследований принцессы фотографами.

Давая определение статусу истицы как лицу, являющемуся весьма представительный фигурой современного общества, суды Германии не дали ей возможности ссылаться на свое право на охрану частной жизни, если только она не находилась в уединенном месте вне поля зрения граждан.

По мнению ЕСПЧ, государство, которое согласно Конвенции обязано охранять частную жизнь человека и его право контролировать использование собственного изображения, не сумело обеспечить эффективную защиту частной жизни истицы.

ЕСПЧ пришел к выводу, что в данном деле допущено нарушение требований ст. 8 Конвенции. Вопрос о выплате компенсации отложен, поскольку власти Германии не согласились с ее заявленным размером.

ЕСПЧ также разграничивает критерии, было ли опубликование изображения человека обеспечено общественным интересом или же имело место грубое нарушение принципа невмешательства в частную жизнь, в том числе и в отношении непубличных лиц.

Так, в деле  Тома против Румынии изложена следующая фабула. В сентябре 2002 г. истца и другое лицо задержали сотрудники службы по борьбе с наркотиками за хранение марихуаны, которую они, по мнению властей, намеревались продать. В день задержания журналисты местного телеканала и газеты снимали истца в полицейском участке.

На следующий день его фото опубликовали на первой странице газеты вместе со статьей, называвшей его наркоторговцем. Как утверждает истец, журналистов пригласила полиция. В тот же день его заключили под стражу. В 2003 г. окружной суд приговорил истца к трем годам лишения свободы за незаконное хранение наркотиков с целью сбыта.

По жалобе срок наказания уменьшили до одного года и шести месяцев.

По этому делу ЕСПЧ определил, что поведение полиции, пригласившей журналистов и позволившей им фотографировать истца в полицейском участке без его согласия, представляло собой вмешательство в право на уважение личной жизни. Государство-ответчик не представило оправдательных объяснений.

Даже если предположить, что может усматриваться законное основание для оспариваемого вмешательства, остается вопрос о преследуемой законной цели. Истец не находился в розыске, а был задержан в полицейском участке, и против него даже не возбудили уголовное дело. Указанные изображения не имели реального новостного значения сами по себе.

Их целью было содействовать интересам правосудия, например для обеспечения явки истца в суд или воспрепятствования совершению им преступления, поскольку обвинительное заключение еще не было составлено. С учетом обстоятельств дела ЕСПЧ пришел к выводу, что вмешательство в право истца на уважение его личной жизни не преследовало ни одной из законных целей, предусмотренных п.

2 ст. 8 Конвенции. Судом было принято решение о выплате истцу 8 000 евро в счет компенсации причиненного морального вреда.

США, Канада

Согласно поправке I к Конституции США Конгресс не должен издавать ни одного закона, ограничивающего свободу слова или печати. С учетом этого принципа законы многих штатов позволяют использовать изображения и образы реальных людей в художественных и прочих произведениях без их согласия.

Однако это не препятствует судам при рассмотрении споров учитывать индивидуальные обстоятельства как в пользу несогласованного использования изображения (например, творческий вклад, который внес автор в свое фото или видеопроизведение), так и против (например, коммерческая цель использования «чужого» изображения).

Примером отсутствия единообразия в подходах американских судов к вопросу защиты личных изображений в соотношении с правом на свободу слова и печати может быть дело Фалуэлла против журнала «Нustler», рассматривавшееся в 1987 — 1988 гг.

Известный в Америке политический и общественный деятель Джерри Фалуэлл обратился с иском к журналу о компенсации морального вреда, причиненного ему распространением в журнале непристойной пародии, в которой использовалось его имя и изображение. В суде ответчик ссылался на то, что объект спора является вымыслом, пародией на известное лицо.

Суд присяжных и апелляционный суд сделали выводы, что в данной пародии нет реальных событий, при этом приняли решение о компенсации истцу вреда, так как публикация причинила ему моральные страдания.

В последствии это решение было отменено Верховным судом США по тем основаниям, что спорная пародия должна рассматриваться как традиционная политическая карикатура на общественных деятелей.

Поэтому общественные деятели и должностные лица не могут получать компенсацию вреда за умышленное причинение им моральных страданий в результате таких публикаций.

В данном деле Верховный суд США поставил «право критиковать общественных деятелей и их методы» в приоритетное положение над гражданскими правами отдельных лиц.

Другим примером, свидетельствующим о приоритете защиты права на изображение гражданина, может служить рассмотренное в Канаде в октябре 2014 г. дело о выплате компенсации женщине, фотография которой без ее согласия была распространена компанией Google.

Просматривая панорамы Google Maps, женщина обнаружила на одном из снимков себя, сидящую на крыльце своего дома (не совсем одетую). Снимок был сделан закрепленной на движущемся автомобиле видеокамерой, обычно используемой Google для наполнения фотографиями электронных карт местности.

Компания-ответчик, ссылалась на то, что фото было сделано в «общественном месте» и лицо женщины было заретушировано. Однако суд счел, что на снимке было достаточно информации, позволяющей идентифицировать женщину.

В итоге Google обязали выплатить истице компенсацию в размере 2250 долларов за причиненные ей стресс и неудобства.

По другим делам о защите права на изображение гражданина канадский суд взыскивал в пользу потерпевших, в частности: компенсацию в размере 6000 долларов с журнала за публикацию фотографий нудистов, компенсацию в размере 10 000 долларов с газеты за публикацию фотографии тюремного охранника на рабочем месте.

Источник: https://ilex.by/news/foto-bez-razresheniya-vtorzhenie-v-chastnuyu-zhizn-tochku-postavit-sud/

Проникновение на частную территорию статья рб

Проникновение на частную территорию статья рб

admin 27.08.2018 Статьи

    Статьи закона об ответственности за нарушение неприкосновенности частной собственностиПроникновение на частную собственность: какая законодательная защита есть в РФПроникновение на частную собственность, незаконное проникновение в жилище и вторжение на территорию внутри границ частной собственности: какая ответственность предусмотрена УК РФЧастная собственность в России с гражданско-правовой точки зренияУголовный Кодекс Республики БеларусьСтатья 202. Нарушение неприкосновенности жилища и иных законных владений гражданХищение с проникновением в жилищеЧто грозит за проникновение на частную территорию по статье УК РФНормативное закрепление ответственностиПонятие частной территории в контексте уголовного законодательстваЗаконные причины проникновенияНеобходимая оборона – возможно ли её использоватьМой дом — моя крепость (О неприкосновенности жилища)Проникновение в частную собственность

Незаконное проникновение на территорию частной собственности

Частная территория – это такая территория, которая принадлежит конкретному физическому или юридическому лицу. В ст. 35 Конституции РФ говорится о том, что право частной собственности охраняется законом.

Если какое-то лицо решит нарушить это правило, то есть, захочет попасть на чужую территорию, тогда ему может грозить уголовная ответственность. В какой статье УК РФ расписана ответственность за проникновение на частную территорию?

Если речь идет о ст. 139 УК РФ, то к частной собственности здесь относится жилище. Жилищем можно назвать жилой дом, часть жилого дома, квартиру, часть квартиры, дачу и даже комнату.

То есть, это любое помещение, которое подходит под понятие «жилое помещение».

А вот погреб, амбар, надворная постройка и другие помещения, где не живут люди, не относятся к категории жилища.

Незаконное проникновение в частную собственность, какое наказание, если ничего не пропало?

Несколько лет назад в мою квартиру незаконным образом проник сосед по подъезду. Ничего не пропало, вроде, но сам факт проникновения не могу оставить без внимания.

Я считаю, что он должен понести наказание.

25 Декабря 2016, 08:41, вопрос №1484568 Владислав, г. Нарьян-Мар

Консультация юриста онлайн Ответ на сайте в течение 15 минут Ответы юристов (3) 10,0 Правовед.ru 27654 ответа 12354 отзыва эксперт Общаться в чате Бесплатная оценка вашей ситуации Юрист, г. Кубинка Бесплатная оценка вашей ситуации

Добрый день Если есть доказательства этому то заявляйте в полициюСтатья 139.

Нарушение неприкосновенности жилища1. Незаконное проникновение в жилище, совершенное против воли проживающего в нем лица, -наказывается штрафом в размере до сорока тысяч рублей или в размере

Что грозит за незаконное проникновение на территорию частной собственности

4 399 Последние изменения: июль 2021 Проникновение на частную территорию для обывателя кажется серьезным преступлением.

Но с точки зрения юриста не все так однозначно.

Несмотря на то, что неприкосновенность собственности гарантируется Конституцией РФ, механизм реализации этого принципа несовершенен, а выбор способа защиты права зависит от объекта отношений и характера нарушения.

Разберемся, что подразумевает под собой понятие «частная территория», какими нормами закона регулируются связанные с ней правоотношения и как следует себя вести, если нарушены границы владений.

  1. 2.1.2 Что грозит нарушителю
  2. 2.1.1 Обстоятельства преступного проникновения
  3. 4 Как поступить, если проникли на частную территорию
  4. 3 Нарушение границ земельного участка
  5. 2 Неприкасаемость жилища
    • 2.1 Проникновение в жилище
      • 2.1.1 Обстоятельства преступного проникновения
      • 2.1.2 Что грозит нарушителю
  6. 2.1 Проникновение в жилище
    • 2.1.1 Обстоятельства преступного проникновения
    • 2.1.2 Что грозит нарушителю
  7. 1 Что такое частная территория?

Статья 202 Уголовного кодекса РБ Нарушение неприкосновенности жилища

Презентация статья 202 ук рб.pptx

и иных законных владений граждан

Одним из важнейших социальноэкономических прав, которые конституционно гарантируются каждому гражданину Республики Беларусь, является право на жилище.

В состав конституционного права на жилище входит и особая гарантия неприкосновенности жилища (ст. 29 Конституции Республики Беларусь).

Эта гарантия обеспечивает абсолютное личное право граждан, проживающих в жилом помещении, которое связано с их имущественным правом, и означает, что никто не имеет права без законного основания войти в жилище и иное законное владение гражданина против его воли.

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.